Содом и Гоморра, новый взгляд.

Версия для чтения Версия для чтения

Существует большой и давний спор о том, были или не были инопланетяне на Земле. Влияли они на ход истории или нет? Как сторонники, так и противники палеоконтакта обращаются к легендам и мифам, приводят сотни аргументов «за» и «против». Как простой читатель, от мнения которого вся эта научная и псевдонаучная истерика не изменится, я хочу немного поразмышлять и как следует пофантазировать.

Начну издалека. В советской книжке для детей «Обо всём на свете» автор предложил несложное задание своим читателям. Представьте, что на поляну к пещерным людям спустился модуль, вышли инопланетяне, сделали замеры и улетели. Что передадут люди своим потомкам? Спустился космический корабль, вышли космонавты в скафандрах и замерили атмосферное давление? Конечно, нет, они и слов-то таких не знают. Они расскажут в меру своих знаний, то есть, спустилась с неба лодка, вышли боги в блестящих шкурах и принесли жертвы.
Прелесть для меня как читателя это то, что я часто нахожу легенды, которые именно так и воспринимаются. Такое чувство, что люди изо всех напрягали мозги, чтобы описать то, что они увидели, но не поняли назначения. Честертон в рассказе «Проклятая книга» назвал один из критериев оценки истины.
«Вейлс — это человек, абсолютно лишенный воображения, а тут он добавил один штрих, который мог бы добавить только человек с большим воображением. Он сказал, что матрос перешагнул через борт в тихую погоду, а между тем не было слышно никакого всплеска.»
То есть, в легендах присутствуют детали, совершенно непонятные древним людям, но прекрасно знакомые нам с вами. Давайте вспомним историю о Лоте.

19
И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли и сказал: государи мои! зайдите в дом раба вашего и ночуйте, и умойте ноги ваши, и встаньте поутру и пойдете в путь свой. Но они сказали: нет, мы ночуем на улице. Он же сильно упрашивал их; и они пошли к нему и пришли в дом его. Он сделал им угощение и испек пресные хлебы, и они ели. Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их. Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь, и сказал [им]:
— Братья мои, не делайте зла; вот у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно, только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего.
Но они сказали [ему]: пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою, нежели с ними.
И очень приступали к человеку сему, к Лоту, и подошли, чтобы выломать дверь. Тогда мужи те простерли руки свои и ввели Лота к себе в дом, и дверь [дома] заперли; а людей, бывших при входе в дом, поразили слепотою, от малого до большого, так что они измучились, искав входа. Сказали мужи те Лоту:
— Кто у тебя есть еще здесь? зять ли, сыновья ли твои, дочери ли твои, и кто бы ни был у тебя в городе, всех выведи из сего места, ибо мы истребим сие место, потому что велик вопль на жителей его к Господу, и Господь послал нас истребить его.
И вышел Лот, и говорил с зятьями своими, которые брали за себя дочерей его, и сказал:
— Встаньте, выйдите из сего места, ибо Господь истребит сей город.
Но зятьям его показалось, что он шутит. Когда взошла заря, Ангелы начали торопить Лота, говоря:
— Встань, возьми жену твою и двух дочерей твоих, которые у тебя, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города.
И как он медлил, то мужи те [Ангелы], по милости к нему Господней, взяли за руку его и жену его, и двух дочерей его, и вывели его и поставили его вне города….
И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли.
Жена же Лотова оглянулась позади его, и стала соляным столпом.
И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его.
И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим [в ту ночь]; а он не знал, когда она легла и когда встала.
На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего.

У меня, как у простого читателя, вопрос к мудрым историкам – а на каком основании вы одни истории объявляете чистым мифом, а другие истиной? Да, я знаю о методах проверки подлинности, перекрёстном сличении, работе с документами, но вот загвоздка – а что делать с историями, по которым не сохранилась доказательная база? Классической считается история Трои, которую открыли по художественной книжке. То есть, у нас есть прецедент, что художественное произведение может быть отголоском реально существовавших событий. Как простой читатель я строю логическую цепочку – если у нас есть легенда, которая пережила тысячелетия, значит, люди, которые её записывали, считала, что она слишком важна, чтобы потеряться, и внесли её в такие источники, которые гарантировали её сохранность. А почему она такая важная? Может быть, потому что она случилась на самом деле? Какие детали смущают меня в истории о Содоме и Гоморре, что является нормой сейчас и вряд ли было нормой тогда?
1 Сам факт инспекции. Это нам сейчас просто и понятно, что можно прийти в чужой район с проверкой, хотя и требуется соблюдение формальностей. В те лохматые годы даже в соседнюю деревню сунешься, получишь люлей. А тут два мужика без дружины пошли проверять положение дел. Странно.
2 «…а людей… поразили слепотою…» Я знаю, как это сделать просто и быстро.
3 «…жен Лотова оглянулась… и стала соляным столпом…» Не так давно филологи подняли шум, они считают, что тут разночтение и правильно говорить «обратилась в пар». Думаем – с неба пролился огонь, а человек обратился в пар. Хм! Даже так – хмммммммммммм! Где-то я такое уже читал и даже видел на документальных фотографиях. И в местных пустынях есть участки, где песок превратился в стекло. То есть, сверху что-то так хорошо припекло, что песок расплавился и растёкся, превратив пустыню в зеркало.
Теперь настала пора рассказать эту историю так, как рассказал бы человек 21-го века.

Итак, я работаю в крупной нефтедобывающей, или золотодобывающей, или уранодобывающей, медь, сланец, любая фигня, ради которой имеет смысл влезть в чужую страну. Звонит мне шеф.
— Вася-на, у нас проблемы в Содоме-на! Товар не отгружается уже второй месяц. Управляющий лепит какие-то отмазки. Эти чурки реально берега потеряли! Разберись!
— Есть… Санёк, кончай смотреть порнуху, бери волыну, погнали.
Ветрушка выгружает нас и джип на окраине городка, в котором живут рабочие, добывающие для нас ту самую фигню, и мы находим управляющего.
— Господин Василий, господин Александр, как я рад вас видеть…!
— Лот, завали жевало, поехали на объект.
— Как?!!! На ночь глядя?!!! Зачем же так напрягаться? Прошу к столу, откушайте, чем бог послал, чайку или что покрепче, отдохните с дороги, а утречком со свежими силами…
— Ты что, козёл старый, думаешь, пока мы будем чаи гонять, на объекте успеют сныкать всё, что палевно?
— Ну что вы, я же от чистого сердца…
— Васёк, забей, там ночью всё равно хрен, что поймёшь, да и есть охота. Давай, Лот, накрывай поляну.
Завалились мы на хату управляющего и сели ужинать. Не успели добраться до десерта, как на улице поднялся галдёж. Местные набежали, ломятся в дом. Среди воплей отчётливо слышно «мы здесь власть», «банду геть», «кровопийцев к ответу». Лот выскочил за дверь, принялся уговаривать свою братву. Шум только усилился, в окна лезут небритые морды, обещают нас трахнуть. Мой напарник снимает с предохранителя волыну.
— Санёк, не кипиши, — морщусь я, выкладывая на стол светошумовые гранаты.
Мы надеваем тёмные очки и противошумные наушники. Когда толпа врывается в дом, у нас уже всё готово. Перешагнув через ослепших и оглохших чурок, брезгливо раздав пинками несколько переломов рёбер, мы выходим на улицу, и я достаю спутниковый телефон.
— Шеф, ну, всё плохо. Аборигены воще берега потеряли, напали на нас. До объекта не добраться, да я так думаю, и смысла нет.
— Это да. Поступает информация от агентуры Гоморры, они с Содомом договорились, местные князьки решили взять бизнес в свои руки. Валите оттуда, утром зачистка.
— Вертушки?
— Не, пара ракет, там сохранять нечего и некого. Нам проще открыть объект в соседнем районе, заодно чурок припугнуть, это никогда не лишнее.
— Понял, конец связи. Лот, иди сюда. Спасибо за стол, за кров. Хороший ты мужик, слышал я, как ты своих дочек этим мразям предлагал, чтобы успокоить. Я добра не забываю. Слушай сюды. Утром прилетят две ракеты, каждая на двадцать килотонн. Бери родню и вали на гору.
Ночь мы проводим в хате управляющего, не снимая пальцев с предохранителей, с рассветом садимся в джип.
— Лот, а где твои?
— Никто не верит. Здесь же ваша шахта, люди уверены, что вы свой бизнес не угробите.
— Лошки. Лезь в машину. Девки, прыгайте на заднее сиденье. Мамка, не стой столбом, садись. Валим, осталось всего чуть-чуть. Лот, обязательно иди на гору, чтобы радиоактивные осадки до тебя не добрались.
— Ась?
— Я говорю, после взрыва в воздух поднимется ядовитая пыль, держись от неё подальше.
Мы вывозим их за город, сами грузимся на вертушку и улетам. Лот нас не послушал, сперва ушёл в соседнюю деревеньку, поэтому их зацепило излучением. Мамка торчала на улице, вытирая слёзы, смотрела на свой дом, на родину предков. Её накрыло вспышкой, испарилась, прям как по учебнику. До управляющего допёрло, наконец, насколько всё серьёзно, схватил своих дочек и рванул на гору в пещеру, пережидать, пока осядет радиоактивная пыль. Говорят, пили с горя столько, что перетрахались и залетели. Да и скучно там было. А фигню мы в соседнем районе стали добывать, где запуганные князьки в ногах у нас валялись, с наших управляющих пылинки сдували. Кстати, управляющие те ещё скоты оказались, щемили их, на бабки разводили, но это уже другая история. (Бытие, 20)

Я не историк, я не могу претендовать на истинность своих предположений. Всё, что я хотел бы подчеркнуть, это то, что некоторые истории выглядят намного правдоподобнее, если их рассказывать немного иначе. В этом случае нелепицы и несуразицы оказываются логичными, а сама история не нелепой байкой, а обычной повестью.