Финляндия

Версия для чтения Версия для чтения
Финны стучат, это как национальный спорт, у всех в сотовом забит телефон полиции — нарушил правила на дороге, дома, в магазине, обязательно позвонят.
Страна — деревня. От Хельсинки до Турку 200 км, вокруг одни хутора, примерно как наши дачи с территорией 10 га. Встречаются на бензозаправках по вечерам, там центр жизни, а так каждый со своим трактором лесопилкой, коровой.

Суицидов много. Повесился зимой, к весне заглянули нашли тело, или утонул по пьяни, вокруг озера. 50% одиноко проживающих людей, скромно содержащих свои маленькие домики.
Хельсинки — красиво, чисто, правильно, все для человека, всё удобно, комфортно (особенно в отеле 5*). Доступность власти поражает — в мерию зашли пообедали вместе с мером и депутатами. С трассы завернули в деревушку , где летняя резиденция президента стоит среди других домиков, охраны никакой, подойди — поговори.
Самое большое впечатление на меня произвели библиотеки — самая большая открыта в 2018 г. История ее открытия такова — решили финны, что очень быстро превращаются они в потребителя, что им навязывают агрессивную рекламу, заставляют покупать много ненужного, стали выражать свое несогласие. На уровне правительства и граждан проходили дебаты — как с этим бороться. И решили открыть библиотеку, но не обычную, а совершенный антипод общества потребления. Это огромное здание, очень необычной архитектуры, несколько этажей, множество отсеков — компьютерные залы, комнаты звукозаписи, можно взять комнату, позаниматься с репетитором, распечатать на 3D принтере. Всё бесплатно. И, конечно книги, книги, книги, длинные стеллажи на любых языках. Хочешь читай там , хочешь, робот даст с собой. Горожане приходят массово в это место, полюбили его, проводят там время, общаются. Бабуськи осваивают компьютеры, там же могут сами сварить себе кофе. Молодежь читает, распечатывает свои фото, плакаты, делает значки, всем есть место и занятие.
Вторая библиотека — Университетская — все книги и журналы Российского периода поступали по экземпляру туда: газета «Искра», раскраски для детей 1897г, журналы дореволюционные — все в свободном доступе. Плакаты реаволюционные. Ленин ,кстати, Хельсинки любил, имел здесь 9 явочных квартир, в которых сейчас живут обычные люди. » Ленин, да бывал такой, всё время пил чай и исписывал тонны бумаги».
Приезжему здесь крайне сложно, ты всегда чужой — это говорят люди, прожившие по 20 лет.
В школах то же , что и по всей Европе — пропаганда гомосексуализма, прикрываемая толерантностью. Психолог в школе предлагает мальчикам «подумать», а может он и не мальчики. С первого класса детям внушают в школе «ты сам по себе, это твоя жизнь, ты отдельно от родителей». Предметы ребенок выбирает сам. Не хочешь учиться — бери минимум, родители не могут настаивать. Большинство заканчивают 9 кл и училище. Разбредаются по стране в поисках работы. Молодежи сложно живётся — линия на индивидуальность, на оригинальность, при этом, где ее взять — никто не рассказывает. Для самых умных — Университет, но туда трудно попасть, так как надо 12 лет пахать в школе на очень высокий бал, затем в ВУЗе 5 лет. Если тебя с первого класса не мотивировали, то собрать себя к средней школе сложно. После Университета, обычно, имеют хорошие перспективы (как правило, бизнес, политика, учитель — очень престижно). Медицинский заканчивают только самые выносливые — очень трудное обучение. К врачам запись, больница похожа на конвейер, — последовательно анализы, МРТ, КТ. Если тебе больше 40, должен обязательно посещать физиотерапевта, который занимается профилактикой возрастных болезней, он назначает комплексы упражнений, диету и тд. Если не посещал, а пришел с артрозом, сам виноват, могут и не оперировать по страховке. В финских новостях последние опросы, финны одни из самых недовольных современным развитием мира и общества (60%).
Сам Хельсинки небольшой, уютный город.
Два государственных языка ( финский и шведский). Хотя на шведском говорит два процента, все обязаны его знать. Если хочешь нормальную работу — обязательно знание двух языков . Английский здесь мало кого интересует. Лет десять назад набирали иностранцев: водителей, чернорабочих на стройки с английским, но сейчас этого нет. Русских не любят вполне открыто. Шведов как конкурентов, а нас по витальным мотивам. Многие из русских, кто здесь работает имеют одну только цель — заработать пенсию (1200ев) и свалить обратно в свои Таллины, Петербурги, Рязани. Этим и живут.
Интересная история у страны -600 лет под шведами, 108 — окраина российской империи , следы которой повсюду. (Даже туалеты в домах их русские научили встраивать, до этого ямы на улице были).
любовница моря
» Любовница моря»- символ города. За две недели до матчей со шведами наряжают ее в футбольную форму и бегают вокруг нее по бульвару, просят помощи, орут до ночи….именно победа над шведами их беспокоит).
На берегу залива колесо обозрения, все кабинки обычные -5ев, одна кабинка — сауна 240ев, час крутишься, созерцаешь окрестности и паришься))внизу бассейн, сразу из кабинки ныряешь туда.

Морская крепость Свиабург — место, где русский период особенно отчётливо себя обнаруживает. Находится она на на острове, 15 мин на пароме. Является районом Хельсинки, живут там 850 человек. Вид вокруг суровый, все из гранита, вокруг холодное Балтийское море. История у нее такая намешанная, что только карандашом водя по книге можно разобраться что к чему. Русские отбили ее у шведов за год до вхождения Финляндии в состав России, и началось — разместили русский гарнизон, привезли лучших генералов, открыли военную академию (традиции не разрушать, а созидать и образовывать в крови у русских). Выстроили домики, на манер чеховских дач, открыли лабораторный медицинский корпус (туалеты в домах начали встраивать), существенно укрепили берега крепости (были разработаны сложные, новаторские для своего времени, сооружения). До сих пор многие надписи на русском. В 1918 — концлагерь для пленных » красных» финнов — жестоко они обходились со своими же. Сейчас крепость Свиабург нечто странное, объединяющее ряд разномастных музеев (военный музей, музей игрушки, художественный и др) и тюрьму для «небуйных» — финансовых, налоговых преступников. Занимаются арестанты тем, что чистят гранитные камни крепости, поддерживают ее «товарный» вид, драют мощёные дорожки — перевоспитываются трудом и свежим морским воздухом.