Михаил Хазин прогноз на год 2019

Михаил Хазин
прогноз на год 2019
Версия для чтения Версия для чтения
Самый тяжелый момент, потому что нет ни малейшего представления о том, как те изменившиеся тенденции, с которыми мы столкнулись в предыдущем году, будут выглядеть в году, поэтому я могу только расписать варианты.

Варианты по мировой экономике.
Ключевой вопрос — произойдет ли распад долларового мира уже в этом девятнадцатом году или же все-таки еще год-два ситуация продлится? Нет очевидного ответа. Мне кажется, что это будет зависеть от того, насколько активно будут действовать те или иные страны. Основная проблема разделения мира на зоны состоит в том, что отсутствует культура политического взаимодействия в рамках многополярного мира. В этих самых полюсах нет элит, готовых взять на себя ответственность. По этой причине мне кажется, что окончательного распада мира на валютные зоны не будет. Теоретически эту ситуацию могут форсировать США. Теоретически это может произойти в результате резкого обострения ситуации на финансовых рынках, например, если произойдет весной или осенью девятнадцатого года пресловутый обвал американских финансовых рынков до примерно такого же масштаба, как в 1930-32 годах, но в любом случае вероятность распада мировой долларовой системы очень сильно выросла. Я считаю, что окончательного распада с появлением региональных валют не произойдет, но Россия в любом случае должна резко ускорить процедуры евразийской интеграции. К сожалению, это абсолютно невозможно до тех пор, пока экономическую и финансовую политику в России определяют либеральные команды. Тенденции к распаду единого экономического кластера будут расти. Противоречия по линии ВТО будут увеличиваться. Я думаю, что постепенно начнут водиться таможенные пошлины, противоречащие правилам ВТО, на первом этапе как исключение, а дальше все чаще и чаще. Поэтому к концу девятнадцатого года контуры валютных региональных зон будут четко представлены.
Очень интересно будет происходить раскол мира на кластеры, потому что абсолютно очевидно, что некоторые страны очень сильно изменят свою ориентацию. В частности, я бы с большим интересом посмотрел бы на то, как себя будет вести Япония. У меня есть серьезное основание считать, что интеграционные процессы между евразийским экономическим союзом и Японией будут очень усиливаться.
Именно в девятнадцатом году на карте мира появится объединенная республика Корея, ну или станет абсолютно очевидным, что она в ближайшее время появится. Корея в рамках этих раскладов тоже теоретически должна входить именно в евразийский экономический союз, не в китайский, но возможны варианты.
Мне кажется, что острый конфликт между руководством США и ФРС в девятнадцатом году будет решен в пользу Белого Дома, то есть в пользу исполнительной власти. Мне кажется, что именно в девятнадцатом году руководство ФРС, пока не меняя законодательства, но подпишет некоторые договоренности о согласовании своей позиции с экономической политикой Белого Дома, что фактически будет означать, что контроль над ФРС будет утрачен со стороны мировой финансовой элиты. Не исключено, что это произойдёт в результате обвала рынков, по итогам которых ФРС должна будет начать эмиссию для спасения американской экономики. Поводом для такого решения станет необходимость для Белого Дома контроля над эмиссией, если этот обвал произойдет девятнадцатом году. Мне кажется, что вероятность этого очень сильно выросла, то есть тот обвал, о котором мы говорили достаточно долго, и который был купирован за счет эмиссии в 2008 году, наконец-то начнется, и на нынешнем этапе за счет эмиссии остановить его не получится. Эмиссия позволит только сделать его более плавным.

Евросоюз
Противоречия в Евросоюзе будут нарастать как по линии отдельных стран (Германия и Франция), так и по линии отношения Восточной Европы к Западной. Западная Европа все более и более будет склонна к прекращению поддержки стран Восточный Европы. Последние будут вынуждены все более и более переориентироваться в своей экономической политике на евразийский союз. Я не исключаю, что в некоторых странах, например, в Прибалтике, это приведет к появлению диктаторских режимов на манер тех, которые там были в тридцатые годы XX века. Без поддержки Брюсселя обеспечить не то что приемлемый, а хоть сколько-нибудь адекватный уровень жизни населения прибалтийских странах будет абсолютно невозможно. Население будет разбегаться. При этом у него будут возникать все больше и больше проблем, потому что с ростом безработицы в условиях кризиса страны Евросоюза будут ужесточать режим открытых границ по рабочей силе.

Россия
Итог 18 года — где-то минус 2,5, минус 3% по ВВП. 19 год полностью повторит год 18, потому что абсолютно невозможно ничего изменить до тех пор, пока продолжается либеральная экономическая политика. Если произойдет изменения, то буквально в 3-4 месяца можно перейти к экономическому росту. Если произойдет смена правительства и руководства Центрального Банка условно говоря до лета, то в этом случае к осени мы можем оказаться в ситуации стремительного экономического роста. Причем этот стремительный экономический рост будет носить абсолютно спонтанный характер. То есть, он будет не управляемым, а просто по факту изменения кредитно-денежной политики, налоговой политики, и так далее. Если еще при этом государство начнет, уже конечно не в девятнадцатом году, потому что не успеет, а в 20 целенаправленную политику по стимулированию экономического роста, то мы можем выйти на темпы роста за 10 процентов. Но если такой смены руководства не произойдет, то в этом случае мы будем продолжать ситуацию прошедшего 18 года с его спадом.
Анти-путинский заговор, который начался еще в конце семнадцатого года, будет продолжаться и усиливаться. Я думаю, что он будет продолжен в начале весны разного рода вредительскими операциями. Как-то: уже принято решение, например, что граждане не имеют права сеять свою картошку, а должны закупать картошку семенную, которая может стоить очень больших денег. Или же, например, выяснится, что ее просто нет. И в этом случае будут по полям ездить либеральные комиссары, которые будут перепахивать уже высаженную гражданами картошку, как они это делали последние годы, когда физически уничтожали поголовье частных свиней под угрозой якобы что у них начинается какие-то инфекционные болезни. При этом, с учетом нашей зависимости от посевного материала и от племенного материала, я не исключаю, что будет попытка весной организовать проблемы с будущим урожаем. Сделать так, чтобы в срок не были осуществлены посадки. Например, будет объявлено эмбарго на продажу нам семенного зерна или оно будет продано слишком поздно, в результате чего оно не будет вовремя высажены, и так далее, и тому подобное.
Готовится постановление по реформе системы сертификации, что позволит закрыть на довольно значительный срок импорт больших товарных групп, по крайне мере, на месяц-полтора-два, что может в некоторых регионах создать перебои, например, по хлебу, потому что в России нет своего зерна в необходимом количестве. Хорошее зерно отправлено на экспорт, а реальный урожай был сильно меньше, чем официальные цифры. В результате может оказаться, что на элеваторах зерна нет, а для того, чтобы из той трухи, которая осталась, сделать хлеб, необходимы импортные составляющие в довольно большом объеме. Если их ввоз будет ограничен, то в ряде регионов может оказаться, что просто не будет хлеба. Аналогичные проблемы могут возникнуть с самой разной едой.У либеральной команды, действия которой в рамках антипутинского заговора координируются на Западе, существует масса возможностей для того, чтобы осуществлять свои планы как раз этой весной. Я не настаиваю, что это все обязательно произойдет. Прежде всего потому, что это требует некоторой деятельности конкретных исполнителей, а исполнители люди трусливые, и если им так или иначе объяснят все те риски, с которыми они столкнутся, не исключено, что они этого делать не будут. Но тут никакой гарантии нет. Я бы на месте власти и на месте российских граждан к такому варианту готовился бы. Если такого рода действия произойдут, это, безусловно, ускорит процесс смены правительства и руководства ЦБ, и в этом случае может очень ускорится процесс перехода к экономическому росту. Поэтому, нет худа без добра.
В 19-ом году усилится проблема стратегического развития. Дело в том, что у России на сегодня нет образа будущего. Это приводит к совершенно неожиданным результатам. Например, мы при всем желании не можем сделать так, чтобы на Украине стало для нас ситуация лучше в связи с тем, что у нас нет образа этой победы. Представьте себе на секундочку, что появляется волшебник на голубом вертолете и говорит, я вам сейчас бесплатно покажу кино, и вы можете сказать мне, какой должна быть Украина вот в этом кино, и через три года так там и будет. У меня совершенно твердое убеждение, что сказать нам ничего. Мы не можем дать тот образ Украины, который мы хотим видеть. Во-первых, есть очень острый элитный конфликт. Либералы хотят видеть Украину антироссийской, а патриоты хотят видеть Украину в составе России, то есть, совершенно противоположные взгляды. Но даже в рамках патриотической команды единого взгляда на Украину нет. Кто-то говорит, что Украину нужно расколоть, взять русские земли и оставить как бы украинские националистические. Кто-то хочет ее целиком, то есть восстановить ситуацию, которая была в СССР. У кого-то есть еще другие варианты, в частности, куда девать подросшее националистическое поколение, которое уже себя никак не ассоциирует с Россией, что с ними вообще делать?
Ключевой нашей проблемой на сегодня является описание образа будущего. Главной задачей, которую нужно будет решать в рамках общественного дискурса в девятнадцатом году, это как раз обсуждение потенциального образа будущего. Нужно при этом понимать что возникнет конфликт между элитой и обществом, потому что общество уже примерно 90 процентами населения категорически требует крайне жесткого социалистического типа режима, который у общества ассоциируется со Сталиным. Разумеется, общество не имеет адекватного образа Сталина, но у него уже достаточно четко сформировалось позиция, что такое Сталин. Именно это вот своё видение российское общество хочет, а российские элиты категорически не хотят возврата к сталинским методом. Даже патриотическая часть, потому что это требует очень резкого усиления чувства ответственности и соответственно обязательств перед обществом, причем, обязательств, которые будут очень жестко контролироваться. Естественно, чиновникам это страшно не нравится, поскольку для них это большой риск. Кроме того, Россия должна будет в рамках этих обсуждений своего образа будущего сформулировать и свои позиции по отношению к миру. Фактически Россия должна предъявить миру доказательства того, что она мировой игрок. Это сложная задача, потому что аргументы эти должны быть приняты. Разумеется, можно бряцать оружием и совершать разные другие хулиганства, но желательно при этом предъявить конструктивный аргумент. Главный конструктивный аргумент, который имеется у России, это значительно более продвинутая, чем во всем мире, экономическая теория. То есть, мы в реальности можем претендовать на не просто на то, что мы будем участниками процесса обсуждения той экономической модели, которая должна быть в мире, но мы можем на своем поле проводить этот процесс обсуждения просто потому, что мы в рамках развития экономической теории обогнали мир, как минимум, на пару десятилетий, а может быть, и больше. То есть, мы молодцы
Жизненный уровень населения в начале девятнадцатого года до смены либерального правительства и либерального руководства ЦБ будет продолжать падать. Ключевой задачей, которую ставит перед собой либеральный лагерь, является вывод российских граждан на улице с антипутинскими лозунгами. Мне кажется, что избежать выхода людей на улице невозможно, потому что когда человеку нечем кормить детей, вы его уже ничем не испугаете. Если всё-таки либералы вынудят российских граждан выйти на улицы, то они должны выходить на улицу с антилиберальными лозунгами, не с антипутинскими. Вот это ключевая задача, которую должны решить политические власти. Если эта задача не будет решена, у путина и его политической команды будут очень серьезные проблемы.
Для предпринимателей и для бизнесменов
Ключевой вашей проблемой станет не столько ухудшение условий, в которых вы работаете, сколько радикальные изменения той среды, в которой вы живете. То есть, проблема состоит не в том, что будет ухудшаться экономическая конъюнктура, а в том, что те рефлексы, которые вы наработали в предыдущие годы, а то и десятилетия, в нынешних условиях постепенно перестают работать. Ключевой задачей является искать механизмы и инструменты, с помощью которых можно изменить свои рефлексы под более объективную картину.
Мы — это Фонд Экономических Исследований Михаила Хазина, группа моих единомышленников, будем прилагать титанические усилия для того, чтобы максимально объяснить вам, как этот новый мир будет выглядеть. Я всех призываю к нам прислушивался, что, разумеется, не означает, что нет и других источников получения информации.

© Михаил Хазин